Из воспоминаний фронтовиков Великой Отечественной Войны 1941-1945гг.

Вот прошло уже почти 79 лет с тех пор, как началась, и 75 лет, как закончилась Великая Отечественная война. Чем дальше уходят в историю героические годы битв с захватчиками, тем ярче предстает перед нами великий подвиг советского народа и его вооруженных сил, отстоявших честь, свободу и независимость нашей Родины, избавивших мир от фашистского рабства. Очень важно не забывать и передавать потомкам всю историю Великой Отечественной войны 1941-1945г.г. Рассказывать подрастающему поколению правду о войне, о ее Героях и их героических поступках, о той боли и лишениях самоотверженных жителях нашей Родины, которые через это всё прошли сохранили мужество, доброе сердце и любовь к Родине. Сегодня предлагаю открыть воспоминания Капкова Бориса Кузьмича об участии в Великой Отечественной войне:

«…Многие уходили в армию добровольцами. Осенью 1941 года был призван мой отец Капков Кузьма Ильич, в 1942 году призвали старшего брата Капкова Владимира Кузьмича. Дома остались мать Капкова Степанида Сергеевна, я и две младшие сестры Лидия и Маша. Закончив семилетку, пошел работать в подсобное хозяйство завода «Коммунист», пас коров и телят. Затем перешел работать токарем в цех №1. Условия работы были очень строгие. Не выполнишь норму выпуска деталей, домой не отпустят…

Всё лето 1942 года шли тяжелые бои под Сталинградом. Саратов и область были прифронтовыми…

В начале января 1943 года дошла очередь и до нас, ребят 1925 года рождения. С завода не отпускали, но мы все же настояли и пошли в горвоенкомат…

И вот настал день, когда поехали на фронт. Это было в конце сентября 1943 года.

Нам поставили задачу выбить немцев с высоты, которую они занимали. Снега было много, кругом лес, просеки, овраги. Пять дней мы пытались выбить немцев, но безрезультатно. На деревьях сидели снайперы, которые не давали нам перебежать просеку. Много солдат погибло. Вечером возвращались мы, оставшиеся в живых, в овраг и у костров сушились и спали на снегу. В атаку ходили каждый день. В роте было нас мало, человек 20-25. Построят в цепь и вперед. Однажды с утра нас построили в цепь и во главе командиры взводов пошли. Надо было пройти две просеки. Первую прошли без потерь, а на второй застопорились. Сильно били снайперы да из минометов по нам постреливали. Залегли в снегу. Командир взвода бегает, кричит, чтобы мы поднимались и бежали вперед в атаку. Некоторые вскакивали и убитыми падали. Попадали под выстрелы снайперов. Видя, что атака не получилась, посылает взводный меня в овраг к командиру роты, доложить и спросить, что делать дальше. На краю первой просеки стоял наш побитый танк Т-34. Около него скопилось несколько человек раненых с санитаром. Я не успел побежать с докладом к командиру роты, как немцы открыли по нам огонь из миномета. Надо было где-то укрыться от огня. Кто-то из солдат залез в танк, кто лег рядом с танком. Человек семь, в том числе и я, легли на землю за танком. Сзади меня лег солдат, который бежал с передовой за станковым пулеметом. Немцы пристрелялись и третья мина упала недалеко от нас. Лежавший сзади меня солдат был смертельно ранен в

спину. Изо рта хлынула кровь и залила мою шинель. Он уцепился в меня руками и застыл. Когда немного стемнело, немцы прекратили огонь.

Я получил указание от командира роты продолжать наступление. Когда вернулся во взвод, узнал, что командир взвода убит и в темноте, оставшиеся в живых, вернулись в овраг. За то, что я вовремя не успел передать приказ о продолжении наступления, получил нагоняй. Мне и еще одному солдату, велели в темноте идти на место боя, собрать оружие, оставшиеся от убитых, взять их документы и принести. Было темно и страшно. Мы могли попасть в руки немцев, но все обошлось…

Глубокой ночью пошли к сопке, где засели немцы. Шли след в след. Перед этим нас проинструктировали, как вести себя в бою, помогать друг другу, в случае ранения, оказывать помощь. Немцы перед своими траншеями лес вырубили, а на подходах повалили и заминировали. В том числе и прыгающими минами. Они опасны тем, что когда заденешь за проволоку, мина подпрыгивает и разрывается на уровне груди. До сопки оставалось немного, когда дали команду рассредоточиться. Нас обнаружили, стали бросать осветительные ракеты, бить из пулеметов, минометов. Не добежав до немецких окопов, я был ранен разорвавшейся сзади миной в икры и ягодицы. С горяча, пробежал еще некоторое время и упал. Так как была задета кость, идти не мог. Ползком добрался до стоявшего немецкого подбитого танка. В первую очередь отбросил в сторону заряженные гранаты, т. к. они могли взорваться от шальной пули или осколка. Была глубокая ночь. Что делать дальше, не знал: кругом взрывы, ракеты освещают леса. Думаю, что пропаду здесь, замерзну. На мое счастье мимо меня пробежал связной из штаба батальона. Я его окликнул. При возвращении назад он взял меня на спину и дотащил до санитаров, которые с санями были под сопкой. Меня перевязали, уложили на сено. Вслед за мной привезли раненного командира роты. Ранен он был в голову. Потом еще одного солдата, с которым вместе служили в Пугачеве. Он был ранен в спину. Оперировали в медсанбате. Когда пришел в себя после наркоза, увидел, как несли меня на носилках два санитара в другую палату. Во время боя на ногах у меня были трофейные яловые сапоги, снятые с убитого немца. В операционной с раненной ноги сапог сняли, разрезов голенище. Второй сапог был на мне… В августе 1944 года выписался из госпиталя и опять на передовую. Фронт уже продвинулся на запад. Бои шли в Прибалтике. Нас, команду из 10 человек, направили в часть, находящуюся в Литве. Заночевали на хуторе в сарае с соломой. Нас предупредили, чтобы далеко не уходили, т. к. немцев два дня назад выбили из этих мест. Отдельные солдаты могли скрываться в лесах. В ожидании, когда нас распределят по частям, мы ходили по хутору. Один солдат зашел в сарай, расположенный к опушки леса. От нас это было метрах в двухстах. Мы не обращали на него внимания. Ходит и ходит, дело его. Затем смотрим, идет солдат с палкой в руках, а спереди него с поднятыми руками немец. Побежали туда. Потом нам солдат рассказал, что когда он зашел в сарай, там было много соломы. Только он собрался уходить, из соломы показался немец с поднятыми руками и кричит: «Гитлер капут!». Так вот он и привел в штаб этого немца. Он хотел сдаться в плен, а боялся. Что было дальше с немцем, не известно…

Война подходила к концу. Наши войска подошли к Берлину. До конца войны оставалось около двух месяцев. С передовой стали отправлять домой раненых и больных.

В конце марта 1945 года нас собрали человек 25 и отправили по домам в распоряжение военкоматов…»

Воспоминания Капкова Б.К. написанные им 8 апреля 2005 года на 13 листах, которые хранятся в МУ «Муниципальный архив ВМР» «Коллекция документов по истории и краеведению г. Вольска и Вольского района».

Подготовила главный специалист Оксана Игонина

Решаем вместе
Не убран мусор, яма на дороге, не горит фонарь? Столкнулись с проблемой — сообщите о ней!